On-line консультация
      Адвокат Вадим Володарский
Ваше право - без страха на дорогах!




  Распечатать визитку
  Отправить E-mail
  Консультация  Правовая помощь и цены  Информационные статьи  Книги В.Володарского  Написать письмо

Платная правовая помощь online
Вход
Логин:
Пароль:
Приветствую вас на моём сайте!

Этот сайт посвящён, прежде всего, правовому обеспечению дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и правовой безопасности владельцев и водителей транспортных средств.

Это сфера, где права человека в нашей стране нарушаются едва ли не чаще всего. И именно борьбе с такими нарушениями прежде всего посвящена моя профессиональная деятельность; хотя ещё одна специализация в моей деятельности - авторское право, также занимаюсь и "общеуголовной" юридической практикой, но именно автомобильно-дорожная сфера деятельности остаётся главной.

Надеюсь, что содержащаяся на страницах сайта информация окажется для вас полезной!

С уважением,
Адвокат Вадим Володарский


Авторские статьи
ДОРОЖНОЕ ДВИЖЕНИЕ, МЕДИЦИНА И ПРАВО: КОНФЛИКТ ИЛИ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ТУПИК?

 

Важность обеспечения прав человека в сфере, смежной с медициной, поистине трудно переоценить. Мало в какой ещё сфере возможно воздействие непосредственно физически на человека, даже никогда не попадавшего в поле зрения правоохранительных органов. И принуждение к прохождению каких-то медицинских процедур и манипуляций бывает по этой причине одним из самых грубых нарушений прав человека, причём в сфере как личной неприкосновенности, так и достоинства личности.

Пожалуй, наиболее часто встречающиеся случаи применения к человеку медицинских мер помимо его воли связаны в нашей стране со сферой дорожного движения. Точнее, с проверкой водителя на состояние опьянения. Впрочем, следует сказать, что в сфере, связанной с дорожным движением у нас часто считаются нормальными такие действия, которые в практически любой иной сфере считались бы совершенно недопустимыми.

Здесь нельзя не сказать ещё об одном. Традиционно у нас борьба с пьянством за рулём ведётся, такое впечатление, не на жизнь, а на смерть. Кто должен явиться жертвой, не совсем понятно. Однако именно это нарушение ПДД считается одним из самых серьёзных, и административные взыскания за него установлены едва ли не самые жёсткие. Считается, что нетрезвые водители ? едва ли не основная причина аварийности.

Нисколько не оправдывая тех, кто садится за руль в состоянии опьянения, тем не менее, следует отметить, что статистические данные не подтверждают большой доли аварийности именно в связи с нетрезвостью водителей. Достаточно хотя бы посмотреть на сводки аварийности за день на сайте Департамента ГАИ МВД Украины: на фоне общей дневной статистики ДТП аварии по вине нетрезвых водителей либо вообще не отмечены, либо есть в единичном числе. Таким образом, создаётся впечатление, что столь титанические усилия как законодателя, так и правоприменительных органов направлены на борьбу с отнюдь не самым опасным по своим последствиям нарушением.

Доказать факт управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, можно, разумеется, только путём проведения соответствующих исследований, потому что сотрудник ГАИ в этом вопросе специалистом не является, и его мнение ? только субъективная точка зрения. Поэтому практика сложилась следующим образом: водитель признаётся нетрезвым с последующим привлечением к административной ответственности в одном из трёх случаев: а) на вопрос инспектора отвечает, что действительно употреблял спиртное и находится в состоянии опьянения; б) трубка контроля трезвости даёт положительную реакцию (синеет), после чего водитель признаёт опьянение; в) водитель отправлен на медицинское освидетельствование, которое показало, что он, действительно, находится в состоянии опьянения.

Сама по себе положительная реакция трубки контроля трезвости считаться доказательством не может, поскольку такое возможно не только в связи с опьянением, но и с плохим качеством трубки, а также наличием у водителя ряда заболеваний. Однозначным доказательством признаётся только результат медицинского освидетельствования. А для того, чтобы пьяный водитель не мог уйти от ответственности вместе с освидетельствованием, творцы ещё советского КоАП ввели в ст.130 норму, по которой к ответственности водитель привлекается не только за управление транспортным средством в состоянии опьянения, но и за уклонение от освидетельствования. Вот такая презумпция виновности.

Такая расставленная законодателем ловушка для пьяного водителя на деле оборачивается таковой для человека спешащего и не имеющего возможности тратить значительное время на медицинское освидетельствование.

Вообще ситуация эта с точки зрения чисто юридической для правового государства абсолютно неприемлема, я бы даже сказал, дика! За то, что человек отказывается содействовать в сборе доказательств против себя, его наказывают так же, как за само правонарушение, которое пытаются доказать. Это всё равно, как если бы обвиняемому в убийстве, отказывающемуся давать показания, грозило пожизненное заключение уже за сам этот отказ?

Однако нетрудно заметить, что в данном случае норма КоАП, безусловно, противоречит ч.3 ст.28 Конституции. Согласно последней, от ?милицейского опыта? с трубкой контроля трезвости, равно как и от медицинского освидетельствования, человек не просто имеет право отказаться ? на эти действия должно быть предварительно получено его свободное согласие. (Как отдельный опыт с трубкой контроля трезвости, так и цепь опытов, представляющих собою исследование ? медицинское освидетельствование, проводятся над человеком, имеют своей целью получение знаний (о том, находится ли водитель в состоянии опьянения), которые необходимы, в свою очередь, для практической цели -? решения вопроса о привлечении к административной ответственности. ) Понятно, что ни о чём таком при существующем порядке производства по данной категории дел и речи нет.

Может возникнуть закономерный вопрос: что именно считать с конституционной точки зрения опытом? Попробуем ответить.

Согласно ст.1  Закона Украины ?О научной и научно-технической деятельности?, прикладные научные исследования ? это научная и научно-техническая деятельность, направленная на получение и использование знаний для практических целей. Исследования, как процесс, должны состоять из ряда конкретных действий. По отношению к исследованиям, если рассматривать их, как процесс (по-украински ? досл?дження), такими отдельными действиями, составными частями, являются опыты (досл?ди). И даже в том случае, когда опыт производится изолированно, самого определения это не меняет. Поэтому остаётся дать такое определение: опытом в смысле ч.3 ст.28 Конституции является действие, производимое с целью получения каких-либо научных, медицинских, специальных и (или) иных знаний, а также их использования для практических целей.

Если исходить из смысла ч.3 ст.28 Конституции, то отказ от медицинского освидетельствования не может быть поводом для привлечения водителя к административной ответственности. Однако, очевидно, доказать это сотрудникам ГАИ, которые едва ли намерены в ближайшее время прекратить составление по данному поводу админпротоколов, будет весьма затруднительно.

Более того. КоАП предусматривает ответственность не за собственно отказ, а за уклонение от медицинского освидетельствования. То есть не за словесное выражение несогласия с направлением на такое освидетельствование, - поскольку уклонение предусматривает совершение правонарушителем каких-то конкретных действий с целью избежать такого освидетельствования. Не просто отказаться, а деятельно сопротивляться тому, чтобы оказаться объектом таких манипуояций?

Очевидно, что для водителя, не желающего по каким-либо причинам проходить процедуру освидетельствования, имеется, вероятно, только один способ юридической защиты. При составлении протокола об админнарушении он имеет право в соответствующей графе протокола сделать собственноручную запись, например, такого содержания: ?От медицинского освидетельствования не уклоняюсь, что предусмотрено диспозицией ст.130 КоАП, а отказываюсь, реализуя своё право, предоставленное ч.3 ст.28 Конституции Украины?. После чего можно добавить мотивировку такого решения (нехватку времени и т.п.).

В соответствии КоАП Украины, данная категория дел подлежит рассмотрению судьями районных (городских) судов. То есть профессиональными юристами, а не руководителями подразделений ГАИ, правосознание и правоприменительная практика которых часто имеют весьма своеобразный характер. Юрист же, понимающий, что конституционные нормы имеют высшую юридическую силу в государстве, к тому же п.1 Переходных положений Конституции чётко предусматривает, что старое законодательство действует только в части, не противоречащей Конституции, вынести постановление о применении к водителю в такой ситуации административного взыскания не сможет, поскольку это будет явным нарушением прав человека.

Здесь, однако, следует указать, что такая позиция водителя изначально будет выглядеть в глазах сотрудников ГАИ крайне конфликтно. Поэтому занимать её людям, неподготовленным, прежде всего психологически, к активному отстаиванию своих прав, не рекомендуется. Также следует отдавать себе отчёт, что далеко не во всех ситуациях это целесообразно. Скорее, такое поведение уместно в ситуации критической, когда или оно является единственным способом избежать неприятных правовых последствий, или экстренность ситуации делает совершенно неприемлемой потерю времени на процедуру освидетельствования. Но едва ли такая защита будет являться целесообразной в качестве повседневной практики.

Помимо того, часто водителя (а иногда и пассажиров, на случай дальнейшего выяснения, кто именно управлял транспортным средством), которые пострадали в результате ДТП и доставлены в лечебное учреждение, подвергают тем или иным тестам на состояние опьянения, не спрашивая, разумеется, согласия. Это, безусловно, также нарушение ч.3 ст.28 Конституции, и потому результаты как освидетельствования, проведённого вопреки воле водителя (под угрозой ответственности за уклонение), так и таких больничных анализов, не могут использоваться в качестве доказательств, как полученные с нарушением закона, на основании ст.62 Конституции. А в таком случае, если пострадал сам виновник ДТП, результаты таких анализов часто кладут в основы формулы обвинения, где состояние опьянения признаётся отягчающим обстоятельством. Как мы видели, такое использование этих результатов противоречит требованиям Конституции, что следует иметь в виду при выборе линии защиты по данной категории дел.

Разумеется, всё вышесказанное касается не только административной ответственности за управлением транспортом в состоянии опьянения, но и целого ряда других составов админнарушений, за которые на практике к ответственности привлекают реже. Это, например, уклонение от медицинского осмотра или обследования, совершённое наркоманом (ст.44-1 КоАП), уклонение от обследования лицом, ?в отношении которого имеются достаточные сведения (!) о том, что оно больно венерической болезнью? (ст.45 КоАП).

В то же время, нужно отдавать себе отчёт, что в ряде случаев создавшееся положение чревато тем, что привлечь к ответственности, например, пьяного водителя, если он противодействует этому и знает свои права, практически невозможно. Однако это обстоятельство, с учётом приведённых выше соображений о доле нетрезвых водителей в общей статистике ДТП, никак не может служить каким-либо оправданием для отказа в защите прав человека.

Особенно это важно с учётом того, что ответственность за отказ от освидетельствования фактически давно стала инструментом в руках многих сотрудников ГАИ для вымогательства не только с нетрезвых водителей, но и для шантажа потерей времени на медицинское освидетельствование (а фактически это обычно несколько часов) в тех случаях, когда даже явно трезвый водитель сильно спешит.

Другой аспект медицинского обеспечения дорожного движения ? это медицинское освидетельствование водителей на годность к управлению транспортными средствами.

При этом целесообразность такой практики тоже выглядит, мягко говоря, сомнительной. Ни для кого не секрет, что часто водительские медсправки либо получают без надлежащего прохождения комиссии, либо они у водителей просто отсутствуют. Между тем, ДТП по медицинским причинам (когда водителю стало плохо) являются на практике редкостью. Ещё реже встречаются аварии, происшедшие из-за того, что у водителя изначально наличествовали противопоказания к управлению транспортным средством. Другой аспект проблемы ? это перечень таких противопоказаний, принятый у нас: в большинстве случаев перечисленные там заболевания крайне мало влияют на способность безопасно управлять транспортным средством. Таким образом, вместо мероприятий, реально способствующих безопасности движения, в этой сфере фактически существует только лишний барьер для водителей или только желающих стать ими.

Насколько всё это соответствует Конституции Украины?

И здесь тоже следует ясно понимать: реально существующие у нас водительские медкомиссии ? это, по сути, цепь медицинских опытов, которым подвергается человек, проходящий комиссию. Тут и различные исследования зрения (на остроту, способность различать цвета и т.п.), и нервной системы (молоточком невропатолога по колену), и целый ряд анализов, в том числе проводимые в наркологическом диспансере ? на зависимость от алкоголя и наркотиков? Каждое такое исследование представляет собою цепь отдельных опытов, то есть на него распространяется действие ч.3 ст.28 Конституции Украины.

Безусловно, при существующем порядке, когда следствием отказа проходить такую комиссию формально является невозможность получить водительское удостоверение (или, в некоторых случаях, аннулирование имеющегося), либо невозможность эксплуатировать транспортное средство (невозможность пройти техосмотр), такие опыты нельзя признать проводимыми с добровольного согласия человека. Нарушение ч.3 ст.28 Конституции ? налицо.

Теперь подойдём к проблеме с другой стороны. Право управлять транспортными средствами, безусловно, относится к правам человека. Хотя оно и не упоминается в разделе ?? Конституции, тем не менее, этот тезис доказывается очень легко. Во-первых, согласно ч.1 ст.22 Конституции, права и свободы, перечисленные в этом разделе, не являются исчерпывающими. Во-вторых, лишение права управлять транспортными средствами прямо предусмотрено законом в качестве меры административного взыскания и уголовного наказания. Следовательно, такое право существует и защищается законом, лишить же его могут только на законных основаниях и в предусмотренном законом порядке.

Согласно же ч.2 ст.24 Конституции, в правах ?не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, ?убеждений, ? по языковым или иным признакам?. Под этими ?иными признаками?, перечень которых в Конституции не дан (то есть перечень, приведённый непосредственно законодателем, не является исключительным), безусловно, понимается, в числе прочего, и состояние здоровья.

Применительно к нашей правовой системе, наличие множества медицинских оснований для отказа человеку в праве управлять транспортным средством ? явное нарушение прав человека, дискриминация, ограничение прав по признаку состояния здоровья. Это ? явление в государстве, стремящемся к статусу правового, недопустимое. Другой вопрос, что от плохого состояния здоровья нужно отличать физические недостатки, вызывающие функциональную неспособность управлять транспортным средством. К таковым можно отнести неспособность манипулировать органами управления вследствие повреждений опорно-двигательного аппарата (кроме случаев управления специально оборудованными транспортными средствами), а также неспособность в силу недостатков зрения различать дорожную обстановку в нормальных условиях движения. Функциональная неспособность человека выполнить те или иные действия, безусловно, не может считаться нарушением его прав, поскольку в этом случае ограничения жизненных возможностей такого человека имеют физический, а не правовой характер. Во всех других случаях, когда состояние человека не мешает ему управлять транспортным средством, а только может такое произойти в будущем в случае дальнейшего ухудшения здоровья, отказ человеку в возможности управлять транспортным средством ? это нарушение его прав, в том числе и как собственника транспортного средства.

Особенно ярко это проявляется, когда такие ограничения прав устанавливаются по вовсе произвольному признаку ? факту обращения когда-то в прошлом в наркологическое или психиатрическое лечебное учреждение (?состояние на учёте?).

При этом возражения о том, что применение такого подхода будет угрожать безопасности движения, не могут быть приняты. Причин тому несколько.

Во-первых, сейчас во всём мире считается общепринятым, что соблюдение прав человека предполагает наличие определённых жертв и неудобств ради этого со стороны других людей. Примеры известны каждому ? хотя бы те же западные требования к оборудованию общественных мест, чтобы ими могли пользоваться люди, вынужденные пользоваться инвалидными колясками, и т.п.

Во-вторых, в той же сфере дорожного движения таких примеров тоже достаточно. Так, водители автомобилей, обозначенных знаком ?Инвалид?, имеют право отступать от ряда пунктов ПДД, в том числе останавливаться в зоне действия знака ?Стоянка запрещена?, а также ?Остановка запрещена? при оснащении его соответствующей табличкой, и т.п. Очевидно, что это может создавать неудобства, а во многих случаях ? и опасность для остальных участников движения, которым, в принципе, нет никакой разницы, кому принадлежит припаркованный в таком месте автомобиль. Однако такие нормы существуют, и вопрос об их отмене никогда не ставился. В таком случае, государственный подход к людям с различными заболеваниями должен быть одинаковым.

Наконец, есть ещё один, не менее важный, аспект проблемы. На каких основаниях человек может управлять транспортным средством? Обычно управляют или частным транспортом, или делают это в силу трудового договора.

Согласно ст.41 Конституции Украины, каждый имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью. Пользование транспортным средством в соответствии с его назначением с неизбежностью предполагает управление им. А ущемление в праве собственности по признаку состояния здоровья не предусмотрено Конституцией.

Точно так же не предусмотрено и конституционных изъятий из права на свободный выбор  работы, предусмотренного ст.43 Конституции Украины. Это право является непреложным для любого, кто физически способен выполнять эту работу.

Таким образом, установление списка медицинских противопоказаний для управления транспортными средствами, да ещё порядка, при котором человек должен сам собирать доказательства своей пригодности к этой деятельности, по сути, является грубейшим нарушением сразу нескольких важнейших конституционных прав. (И опять же ? эти принципы являются универсальными, и распространяются, естественно, отнюдь не только на сферу дорожного движения. Здесь они нарушаются чаще всего, но эта сфера не является единственной, где существуют ?запреты на профессию? по медицинским показаниям. И во всех этих сферах указанная выше логика может свободно применяться.) В то же время, согласно ст.8 Конституции Украины, нормы Конституции имеют наивысшую юридическую силу, им должны отвечать нормы всех законов и иных нормативных актов. В то же время конституционные нормы являются нормами прямого действия, то есть непосредственно на их основании человек может требовать защиты своих прав, в том числе и в суде.

Это ? важнейшие правовые постулаты, и их соблюдение является краеугольным камнем для определения ситуации ч правами человека в стране в целом. Поэтому совершенно неправомерно утверждать, что для сферы дорожного движения допустимы, будто бы, какие-то изъятия из этих фундаментальных прав человека, чем бы такие точки зрения ни мотивировались. Поскольку достаточно допускать такое в какой-то определённой сфере, чтобы стало вероятным прекращение действия основных прав человека в обществе в целом. В конце концов, если какие-то действия считаются нормой в отношении водителей, то почему нельзя признать их нормальными в отношении кого угодно и по любому поводу?

Точно так же нельзя отрицать право водителя отказаться от медицинского освидетельствования на состояние опьянения на том основании, что это может стать способом уклонения от ответственности для человека, действительно севшего за руль в нетрезвом состоянии. Ведь в любом случае, нарушение конституционных (например, в части равноправия) и иных прав граждан никак не может быть оправдано какими бы то ни было соображениями, в том числе и безопасности дорожного движения. Права человека первичны по отношению ко всем остальным правовым институтам, существующим в государстве.

 

(С) Вадим Володарский, 2005г.

 

Образцы документов по делам об управлении транспортным средством в состоянии опьянения: http://mylaw.com.ua/

 




перейти к списку статей к началу страницы


ВНИМАНИЕ! Использовать авторские статьи Вадима Володарского на своих сайтах можно только при четком и ясном указании ссылки на сайт-источник.

 
Дружественные ссылки